Кто такой Исмаил Гаспринский

Яндекс реклама

Google реклама

Исмаил Гаспринский (1851— 1914) — выходец из небогатой крымско-татарской семьи. Учась в Милютинском кадетском училище в Москве, он воспитывался в семье известного публициста М. Н. Каткова, в прошлом примыкавшего к известному кружку Станкевича, но к началу 60-х годов из либерала превратившегося в приверженца охранительного курса. В доме Каткова юноша знакомится с И. С. Тургеневым. Встретившись с ним в Париже, Гаспринский станет личным секретарем писателя.

Гаспринского называют отцом тюркизма. Путешествуя по странам Востока, он приходит к идее объединения всех тюркских народов, создания единого тюркского литературного языка. С большими трудностями удалось начать выпуск общетюркской газеты «Тарджуман», лозунгом которой было «Единство в мыслях, словах и делах». Тюркская идея Гаспринского распространялась прежде всего на культурно-просветительскую деятельность.

Работая в медресе, он убеждается в необходимости преобразования мусульманских школ. Обучая русскому языку, Гаспринский применял не старый слоговый, а фонетический метод. «Новый метод» поарабски — «Усул-и-джадид», отсюда и название — джадидизм.

Воззрениям кадимистов И. Гаспринский противопоставил джадидистские принципы:

реформирование начальных и средних мусульманских школ, не забыв об образовании женщин;
поскольку религия является главной опорой национальной идеи, подвергнуть реформе духовное управление;
овладевать русским языком.
Под влиянием «Тарджумана» в разных концах России открывались новые школы, мусульманские благотворительные учреждения.

Со временем термины «кадимизм» и «джадидизм» переросли область педагогических исканий и стали применяться в более широком смысле. Кадимистами называли консерваторов и даже реакционеров. «Джадидизм» стал синонимом нового, лозунгом борьбы передовой татарской буржуазии и интеллигенции.

И. Гаспринский. Русское мусульманство. (Извлечение.)

«…Мектебов, т.е. начальных школ, мусульмане имеют столько, сколько нужно. Высших школ — медресе,— представляющих в одно и то же время нечто вроде духовных академий, учительских семинарий и общеобразовательных заведений,— есть достаточно. …Мектебе и медресе, как учреждения, пустившие глубокие корни на мусульманской почве и вросшие в нее, а не наложенные на нее сверху, каковы инородческие народные школы, имеют важный авторитет у мусульман, пользуются их симпатией и доверием и освещены вековыми традициями. Было время и об этом смутно знают почти все грамотные мусульмане, по крайней мере 50—60 процентов их,— когда мусульмане учились в своих медресе — ильмитыбие (медицина), ильми-икмет (физика), ильми-кимья (химия), ильми-набадат (ботаника), ильми-куджум (астрономия), ильми-эндесе (геометрия) и проч. Эти смутные воспоминания и предания о медресе арабов времен блестящей эпохи их калифатств, когда в Багдаде, Кордове и других городах мусульманского Востока были медресе с 20—30-ю профессорами (мудерисы, муальлимы), преподававшими разные умозрительные и опытные науки. Программа же теперешнего татарского медресе — арабский книжный язык, теология и схоластика. Метод преподавания долбление и зубрение, зубрение и долбление!

…Надо подвергнуть небольшим преобразованиям 9—10 медресе по России в таких мусульманских центрах, как Казань, Уфа, Оренбург, Астрахань, Ташкент, Самарканд, Баку, Нуха и Бахчисарай, чтобы поставить дело умственного развития русских мусульман на прежнее основание. …Сутью преобразования должно бы судьбах своего народа, выступают за его просвещение, за то, чтобы татарский народ занял достойное место среди процветающих и культурных наций. Положительный герой новой литературы — это человек, в котором сочетаются образованность и высокие моральные качества. Вступая в конфликт с отрицательными персонажами, которые, напротив, воплощают в себе худшие из человеческих качеств, положительный герой одерживает нравственную победу. Тем самым писатель призывает читателя следовать примеру положительного героя. Такое резкое противопоставление положительного и отрицательного героя — характерная черта просветительского реализма.