Худайбийское соглашение

Яндекс реклама

Google реклама

Желание мусульман посетить Каабу

С тех пор как мусульмане покинули Мекку, прошло шесть лет. В этом городе осталось все, что у них было. Там была земля их предков, место, в котором находилась их главная святыня — Кааба. Желание посетить Мекку никогда не покидало сердца мусульман. И, наконец, радостная весть облетела верующих: досточтимый Пророк объявил своим сподвижникам о паломничестве в святой город.

В путь собрались около 1400 мусульман. Облачившись в ихрам, они вывели жертвенных верблюдов. Шли без оружия, ведь они шли не сражаться, а совершать Хадж. Впереди на своем верблюде Касве ехал сам Пророк.

Худайбийское мирное соглашение

Узнав об этом, курайшиты переполошились. Решив не пускать мусульман в Мекку, они выставили пост на окраине города. Когда об этом сообщили досточтимому Пророку, он сказал:

— Неужели курайшиты не устали от войн?!

Достигнув Худайбии, мусульмане остановились. Их послы, отправленные за разрешением посетить Каабу, вернулись от язычников ни с чем. Тогда на переговоры был отправлен досточтимый Усман ибн Аффан. Он рассказал курайшитам, что мусульмане пришли лишь только для того, чтобы посетить Каабу. Ему ответили:

— Если хочешь, можешь посетить Каабу сам.

Усман (р.а.) сказал:

— Я не обойду Каабу, покуда этого не сделает Пророк. Мы все пришли, чтобы совершить таваф, и привели с собой жертвенных животных.

Но курайшиты не соглашались. Переговоры тянулись так долго, что пошел слух, что Усман (р.а.) больше не вернется, потому что его взяли в плен или убили. Такое обхождение с послом в запретные месяцы (Мухаррам, Раджаб, Зулькада, Зульхиджа), тем более на территории Харам Шариф, считалось страшным преступлением. В ответ мусульмане присягнули досточтимому Пророку, что не отступятся от своего, даже если на пути Ислама придется пожертвовать своими жизнями. Эту присягу, данную Пророку под кроной дерева, назвали Ридван Би’ат.

Курайшиты продолжали упорствовать даже после того, как убедились, что мусульмане действительно пришли посетить Каабу. Гордыня не позволяла им пустить мусульман в Мекку. Они разрешили войти им в Священный город лишь на следующий год.

Подписание договора

Дабы избежать кровопролития, мусульмане согласились перенести посещение святынь на год. Договор между ними и курайшитами писал досточтимый Али (р.а.). Он хотел начать со слов «Бисми-Лляхи-р-Рахман-ир-Рахим» («Именем Аллаха Милостивого, Милосердного»), но язычники согласились только на то, чтобы было написано «Именем Божества».

Решено было следующее:

1. Мусульмане откажутся от посещения Мекки в этом году и вернутся в Медину.

2. На следующий год они приедут в Мекку, но пробудут в ней не более трех дней.

3. Мусульмане приедут без оружия.

4. Мусульмане не смогут увезти с собой мусульман Мекки. Мединцы, которые пожелают остаться в Мекке, останутся.

5. Если кто-либо из мусульман или язычников Мекки пожелает уйти в Медину, его отправят обратно. Если кто-либо из мусульман Медины придет к курайшитам, обратно его не выдадут.

Невыгодные условия, обернувшиеся пользой

Несмотря на жесткие условия курайшитов, досточтимый Пророк согласился на них, назвав свое решение «Фатх аль-Мубин». Последующее развитие событий подтвердило его дальновидность. Договор обернулся пользой для мусульман, и на обратном пути в Медину им была ниспослана сура «Аль-Фатх», предвещавшая помощь Аллаха и победу.

Послания с призывом к Исламу

Худайбийский договор укрепил положение мусульман. Наступил недолгий период затишья. Пророк отправил гонцов с письмами в Византию, Иран, Египет, Эфиопию, а также к вождям далеких арабских племен, призвав их к религии Единобожия. Его послания были подкреплены серебряной печатью «Мухаммад Расулюллах» («Мухаммад, Посланник Аллаха»).

Письма с призывом к Исламу

Вот как повествует об этом Низами Гянджеви в своем произведении «Хосров и Ширин»:

«По велению Пророка, всем правителям были написаны послания. Было написано письмо Негусу, и было написано письмо Хосрову. Когда гонец Пророка вручил это письмо, лицо Хосрова исказилось яростью и гневом, каждый волос его выпрямился, словно стрела. Огонь злобы раздул его вены, и они были подобны вулканам, готовым извергнуться.

Увидев это величественное письмо, отправленное ему досточтимым Мухаммадом (с. а. в.), он стал словно больной бешенством, увидевшим воду. Гордыня сбила его с пути. Сказал Хосров: «Кто осмелился на подобную дерзость по отношению ко мне? Кто этот человек, что осмеливается писать свое имя прежде моего?» Он стал красным от злости, горел, словно пламя.

Гонец Пророка, увидев его таким разгневанным, тут же вернулся и рассказал великому Пророку — этому светильнику вселенной — о Хосрове, что был подобен огню, горящему без дыма. Разорвав это письмо, Хосров разорвал и свое имя. Потому были повержены кисры Ирана, а их короны покатились на землю. Пророк — величайший шах всех шахов — воцарился над феридунами и джемшидами, устрашая их и вселяя в их души надежду».

Только правитель Ирана плохо обошелся с послом Пророка Мухаммада и порвал его письмо. Цезарь Византии, получив пророческое послание, велел расспросить о Мухаммаде Абу Суфьяна, находившегося со своим торговым караваном в Сирии. Правитель Египта Мукаукис на послание Пророка отправил вежливый ответ и двух наложниц в подарок, одну из которых звали Мария.

Делегация христиан Наджрана

В отличие от иудеев, христиане не были столь враждебными к мусульманам. Однажды Медину посетила группа христиан Наджрана из окрестностей Йемена. Среди делегации, отправившейся к Пророку, были знатоки религии. Некоторые из них пришли к выводу, что религия, которую он принес, — Истина. Одним из таких был Абу Харриса.

Когда он подтвердил истинность слов Мухаммада (с.а.в.), его приятель спросил:

— Так что же ты колеблешься?

— Наши единоверцы дали нам имущество, и мы занимаем среди них достойное положение. Если я последую за Мухаммадом, то лишусь всего этого!

Таким образом, они не смогли принять великой истины и продолжали упорствовать в заблуждении.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий